Этих дней не смолкнет слава, не померкнет никогда…

15 августа — день археолога. Начиная с 2008 года, этот праздник официально отмечается в Украине. Он имеет непосредственное отношение к нашему городу, ибо Орджоникидзевский горно-обогатительный комбинат имеет непосредственное отношение к процессу поиска исторических тайн. На территории предприятия было исследовано огромное количество памяток седой древности. При исследовании многих из них использована  техника и трудящиеся комбината. Особое место в истории комбината занимает сенсационная находка в кургане «Товста могила», которая стала настоящей сенсацией в мировой археологии.

И наш город горняков в один день 21 июня 1971 года стал известен всему миру. На территории Шевченковского карьера, в скифском кургане «Товста могила» было найдено уникальное по своей красоте, искусству обработки и содержанию рисунков, исторической ценности золотое украшение весом более полутора килограммов – Пектораль, – настоящее произведение искусства тех далеких времен. А работала над раскопками группа археологов из Киевского института археологии под руководством Бориса Николаевича Мозолевского… И сразу же его имя стало известно….

Помнится, в нашем городе был большой ажиотаж вокруг этой величайшей находки.

Прошли годы. А слава этих дней не умолкает и не померкнет она никогда. Свято чтут в нашем городе ее. В последнее время имя Бориса Мозолевского присвоено «старому» обновленному городскому парку. А дом №23 по ул. Центральной украсила мемориальная доска, где сказано, что в этом доме выдающийся археолог любил отдыхать, любил бывать в семье человека, с которым связаны годы работы в нашем городе, семье которого он непременно писал на своих книгах: «РІдним кумам моЇм Лидии СтепанІвнІ та Михайлу АндрІйовичу Рудовим из побажанням вічного золотого лІта – автор Б.Мозолевский». Он их называл и дорогими, и родными и верными, и всегда с большой любовью и благодарностью.

И вот иду знакомой, обновленной улицей и, как и каждый житель нашего города, замедляю шаг у знакомого дома. И дом знакомый, и доска уже известная, и женщина знакомая… Останавливаюсь… И слышу:

— Как я рада, что вас встретила в первый день приезда.! Вы же  мне очень дорогой человек, вы ведь учительница моего Андрюши… А мне сейчас так нужна поддержка. Я не смогла приехать на торжества, не смогла все это увидеть и прочувствовать, не смогла лично поблагодарить.

На улице Центральной тень от густых каштанов, приятная прохлада, но лучи палящего солнца «пробиваются» к доске.

— Как удачно, что вы мне оставите фотографию о моем доме, о моем муже, о моих мальчиках. О нашем  дорогом, любимом и незабываемом человеке, сказочном труженике, талантливом археологе, настоящем друге семьи Борисе Николаевиче Мозолевском. Это память о нашей необыкновенной жизни, о наших радостях и скорбях…

И мы присели на скамеечку (их у нас так много в городе, таких красивых, уютных, удобных) и пошли рассказы, расспросы, воспоминания.

— К сожалению, я сейчас живу далеко — в Керчи, в Крыму. Не часто приходится бывать у своих родных, – переживая, говорит Лидия Степановна Рудова. – А в нашем городе за  последнее время произошли такие радостные перемены: кругом ухоженность, реконструированные улицы, площади, обновлены деревья, так искусно подстрижены кусты, современные европейские туалеты, кругом ухоженность и идеальная чистота. А самое главное – любовь к своему городу, почитание его людей, строивших и прославивших город. О торжествах, посвященных нашему другу, я уже тоже знаю и благодарна всем, кто организовал.

Вместе с Лидией Степановной мы прочитали статью из газеты «За марганец»: «И нахлынули воспоминания о встречах с Б.Н.Мозолевским — археологом, историком, ученым, известном во всем мире». Хотя газета выходила к 75-летию со дня рождения Бориса Николаевича, но до нее она не дошла.

Сколько было радости, эмоций и грусти, когда читали! Ведь сколько было воспоминаний о ее сыночке Андрюше, который учился в моем классе в шестой школе.

— В моем классе учился мальчик Андрюша Рудов, отец которого Михаил Андреевич, работник центральной энерголаборатории комбината сопровождал археологическую экспедицию во время раскопок курганов на территории нашего города, вернее на землях, где залежи марганцевой руды. Пришел этот мальчик в наш класс осенью и частенько рассказывал ребятам о своей работе летом в археологической экспедиции. Он так заинтриговал ребят своими рассказами, что они не могли дождаться встречи с ученым. А надо было подождать до весны: ведь экспедиция работала с ранней весны и до поздней осени. И наше время пришло. В начале апреля долгожданная встреча состоялась. Мы к ней готовились: собирали материалы, что были напечатаны в газетах, Андрюша приносил вышедшие книги, эксклюзивные, подписанные автором родителям, а последнюю книгу «Скифський степ», только что вышедшую и еще хранящую запах типографской краски, сам автор принес на встречу в класс. Несколько экземпляров!

Ребята очень волновались, ждали… Встречал в школе ученого директор школы И.Ф.Багатюк и педагог-организатор Н.Ф.Ершова. Они тоже приняли участие в нашем классном часе. Ждем, волнуемся, переживаем… Дверь классной комнаты открыли Олег Колпакчи и Игорь Мохунь. Все устремили взгляды…Какой же он – знаменитый ученый?. В класс вошел невысокого роста довольно-таки молодой человек. Внешне ничем не сразивший нас. Скромность во всем: в одежде, в прическе, в манерах поведения. Только голос четкий, уверенный, выразительный, располагающе приветливый, как будто бы сразу заглянул каждому в душу.

– Да, — останавливает Лидия Степановна, — он был удивительно душевный человек, понимающий всех.

И пошла душевная беседа: и о родителях (была только одна мама-колхозница, отец погиб на фронте) и о детстве, тяжелом, военном, голодном и холодном, и об учебе урывками, и о ранних заработках, и об учебе в военно-воздушном училище вместе с космонавтами Г. Шониным (подарил книгу о нем) и Г. Добровольским. Но по состоянию здоровья в отряд космонавтов он так и не попал. Оказалось его ждала другая известность .

Когда же зашел разговор о пекторали, Борис Николаевич, словно расцвел, глаза светились особенной радостью. Передалось это и нам. Так сердечно и благодарно говорилось о том, что директор большого, известного в мире горно-обогатительного комбината разглядел талант в пока еще не прославившем себя, но очень трудолюбивом и интересном человеке. В то время Борис Николаевич не имел даже постоянной работы. А директор поверил, поддержал, способствовал проведению раскопок. Выделили машины для раскопок, помогли устроить быт работников экспедиции, а папа Андрея Рудова от комбината помогал экспедиции (Лидия Степановна даже смахнула слезу). Раскопки проводились не одно лето…

Но как раз в то лето 1971 года, когда изможденный тяжелыми, долгими раскопками, но веривший до последнего и чувствовавший каждый шаг к приближению открытия (ведь эта могила была вскрыта и исследована раньше. Предыдущим исследователям не хватило всего десяти сантиметров)… И вот 21 августа ученый-скифолог с лопатой и ножом в руках сделал очередную, уже последнюю, пробу к осуществлению своей мечты: из глубин земли блеснул, как молния, яркий луч бесценной золотой находки, и радуга вышла из карьера. Здесь голос Бориса Николаевича задрожал, а в глазах показались слезы. Помню, с какой радостью археолог сказал детям:

– И первым человеком, которого я известил о своей находке, был Г.Л.Середа. Я знал, что именно он искренне, бескорыстно порадуется   разделит со мной эту радость. И он радовался и поздравлял!

Какая же радость звучала в его словах, когда он одно за другим читал свои стихотворения! Он оказался не только удачливым, счастливым археологом, но и удивительно проникновенным исполнителем своих стихотворений о маме, о нашей местности, нашем городе, о директоре комбината Г,Л.Середе, о начальнике карьера А.Е.Добрынине, о полюбившейся природе нашего края.

Читаем с Лидией Степановной и об экскурсии детей к месту раскопок, и о встрече с профессором Бонского университета Ренатой, которая добилась-таки приехать своим ходом на микроавтобусе «Мерседес» из Германии, и исследовать скифские курганы уже после Бориса Николаевича.

Лидия Степановна расчувствовалась при воспоминаниях, и когда я решила  дополнить свои знания об археологе, она как будто предваряя мои вопросы, сказала:

— Я была для археологической экспедиции Б.Мозолевского Марфой. Помните библейскую Марфу, сестру Лазаря. Вот и моя такая роль была. Мы все старались помогать экспедиции: муж и мальчики работали много и тяжело. Лето, жара изнурительная, а там ни ветерка, ни тени. Приходили очень уставшие. Хотелось приготовить что-то вкусное, чтобы облегчить их. Правда, Борис Николаевич, как и мои мужчины, был очень скромен и неприхотлив в еде. Единственное у него было коронное, любимое  блюдо – салат из синих баклажанов. (Рецепт очень простой, но все овощи: красные помидоры, перец болгарский, лук, чеснок, яблоки, различная зелень в изобилии — все свежее, крупно нарезанное… Синенькие отварные, под пресс… Заправлено свежим подсолнечным маслом).

И на второй мой вопрос ответила Лидия Степановна – почему он подписывал книги именно «моїм кумам»?

– С Борисом Николаевичем я крестила сына Сашу у Деревянко, больших друзей Мозолевского. Крестины запомнила на всю свою жизнь. В то время церквей у нас в городе не было. Пришлось рано утром, до восхода солнышка, выезжать в село Ленинское. Там тайно священник совершал обряд крещения. И, все-таки, тайное стало сразу же явным. Вскоре в горком партии, к секретарю по идеологии, были приглашены родители младенца и кум. Борис Николаевич рассказывал, что они все внимательно выслушали женщину-секретаря горкома и так спокойно, очень деликатно он попросил: «Спуститесь, пожалуйста, на нашу землю. Здесь так много прекрасного». На том разговор и закончился. Мы остались кумовьями. До сих пор мы и с женой  Бориса Николаевича, Верой Даниловной – родные. Она гостит у меня всегда в Керчи.

Так Лидия Степановна дополнила мои воспоминания о Борисе Мозолевском, добрые и незабываемые.

Автор: Тамара Григорьевна Шварцман.