Пять лет на пепелище: как живется в Покрове участнику боевых действий и инвалиду войны (ВИДЕО)

Александр Працекевич – житель нашего города, участник двух войн: в Афганистане и АТО на востоке Украины. Инвалид войны. После пожара в квартире, он уже пять лет живет на пепелище, в совершенно нечеловеческих условиях, без газа и света. Но государство и городские власти, похоже, просто забыли о человеке, который, рискуя жизнью, это самое государство защищал. Ни помощи в ремонте квартиры, ни другого жилья он так и не получил. А единственные, кто пытается поддержать Александра – это его соседи.

Собственно говоря, именно люди, живущие рядом с Александром Працекевичем в девятиэтажке по Зонова, 4, обратились в нашу газету с просьбой о помощи. Мы немедленно отправили туда журналиста. От увиденного он еще долго оставался под впечатлением…

Пожар в квартире Александра случился еще осенью 2012-го года. Сгорела мебель, техника документы, одежда… да практически все, что было у этого человека. Собственно говоря, с тех пор мало что изменилось. В квартире по-прежнему нет света и газа, стены обгорели до бетона, на полу – обуглившиеся остатки мебели и техники. В воздухе – неистребимый запах гари, пепел через вентиляцию до сих пор затягивает к соседям. О том, насколько «полезно» годами дышать всем этим, задумываться не хочется. Зато очень хочется побыстрее выйти на улицу.

Следы пожара пять лет спустя

О том, как он дошел до жизни такой, Александр рассказывает неохотно. Буквально по кусочкам наш журналист пытается вытянуть из него историю жизни, соседи дополняют. Учился, получил высшее образование. Работал в нашем ГОКе и на металлургическом комбинате в Запорожье. Дважды был женат. О женах не говорит ничего, а два сына живут далеко за границей, и с отцом не общаются. Естественно, и помощи от них нет никакой.

Соседи просят обязательно написать, что именно Александр посадил и вырастил десятки деревьев, растущих вокруг дома. С улыбкой вспоминают, как он ведрами носил воду с пятого этажа, поливая саженцы. Уже без улыбки говорят о его проблемах с алкоголем. Как это часто бывает, спасение от одиночества мужчина искал на дне стакана.

Самые тяжелые воспоминания для Александра – о службе и ранении, поэтому в подробности он не вдается. Все, что удается выяснить – был мобилизован, попал в АТО, тяжело ранен и комиссован по ранению. Не на камеру показывает нашему журналисту огромный шрам через весь живот, перечисляет органы, которые пришлось удалить врачам. Последствия ранения и контузии видны невооруженным глазом: мужчина, которому всего 55, выглядит намного старше своих лет, он плохо разговаривает, с трудом формулирует мысли, ему тяжело ходить, да и руки едва слушаются.

А здесь Александр живет

Чтобы доказать, что Александр не самозванец, а действительно воевавший человек, соседи сразу же демонстрируют внушительный пакет документов. Среди них – удостоверение участника боевых действий. Стандартная фраза, написанная в этом документе, в отношении Працекевича выглядит почти как издевка: «Пред’явник даного посвідчення має право на пільги, встановлені законодавством України для ветеранів війни – учасників бойових дій». А если вспомнить, что одна из многочисленных льгот, предусмотренных законодательством для участников боевых действий – это льготное обеспечение жильем, то становится совсем грустно…

Следом идет пенсионное удостоверение, «пенсия инвалида войны 3-й группы». Соседи вспоминают, что сразу после возвращения из АТО пенсия у Александра действительно была неплохая, он даже начал потихоньку делать ремонт. Однако потом что-то поменялось, размер пенсии уменьшился практически до минимального, и о том, чтобы привести квартиру в порядок собственными силами, стало нечего и думать.

В итоге сейчас он живет в бывшей кухне – комната поменьше, там не так холодно, есть металлопластиковое окно. Питается всухомятку, денег хватает на хлеб и какие-нибудь сосиски. Соседи также стараются его подкармливать, но о полноценном питании, которое нужно при его ранениях, говорить сложно. Но главная проблема – как зимовать в неотапливаемой квартире?

Проблема усугубилась и тем, что Александр после пережитого замкнулся в себе, не подпускал к себе людей, не впускал никого в квартиру. Только в последние месяцы ситуация начала меняться, соседи увидели истинный ужас ситуации и стали предпринимать более активные действия.

Понимая, что еще одну зиму в таких условиях Александр, учитывая состояние его здоровья, может и не пережить, они начали обращаться в различные инстанции с просьбами помочь ветерану отремонтировать квартиру. Но оказались фактически в замкнутом круге. Дело в том, что сгоревшая квартира не приватизирована, Працекевич живет там на основании ордера. Получается, что данное жилье до сих пор находится в собственности города, и именно собственник должен бы его ремонтировать. Кроме того, для подключения того же электричества нужна внутриквартирная проводка, а она выгорела начисто. А проводку невозможно сделать, не приведя в порядок стены, не удалив с них толстый слой сажи. В общем, все упирается в ремонт. К сожалению, особого желания лезть из кожи вон, чтобы как-то облегчить жизнь одинокому инвалиду войны, никто из тех, кто действительно может помочь, пока не демонстрирует.

Особенно всех удивила реакция городской организации ветеранов АТО, возглавляемой Виталием Солянко. Вернее, отсутствие реакции. Казалось бы, кто еще должен заботиться о побратиме? Но обещания помощи и поддержки так пока и остались обещаниями. И это при том, что в городе действительно проводится работа с воинами АТО, членами их семей. Проходят разнообразные тренинги и семинары, спортивные соревнования, различные социальные проекты, оказывается материальная помощь. Но почему-то человек, который в помощи нуждается едва ли не больше всех, оказался вне поля зрения…

На самом деле, этот конкретный случай с Александром Працекевичем показывает одну из важных проблем современного украинского общества: должен ли человек, который даже ходит и разговаривает с трудом, оббивать пороги высоких кабинетов, выпрашивая помощь? Особенно, если этот человек потерял здоровье, защищая родную землю? Ведь государственным учреждениям, тому же военкомату, как и органам местного самоуправления, Управлению труда и социальной защиты населения прекрасно известны все участники АТО, живущие в Покрове. Да и информация о пожарах в городе секретной не является…

Напоследок отметим, что мы ни в коем случае не идеализируем Александра Працекевича. Он взрослый мужчина, и в значительной части своих проблем виноват сам. Но сейчас он оказался в беспомощном состоянии и при этом в ситуации, когда без помощи обойтись не может. С высоких трибун, с экранов телевизоров мы постоянно слышим, что ветераны АТО получат всю необходимую поддержку, они не будут забыты и брошены. А на практике человек, которому поддержка жизненно необходима, остается наедине со своими проблемами, в холодной квартире без газа и света. А зима близко…

Очень надеемся, что наша статья обратит внимание руководства города и коммунальных предприятий на эту вопиющую ситуацию, и проблема Александра будет решена в ближайшее время. Мы будем следить за дальнейшим развитием событий и обязательно расскажем, чем закончится эта история.

Максим Зеленин.
Фото и видео Евгений Сичкаренко