Олег Колпакчи: Главное – коммунального коллапса не произошло

С момента, когда обслуживанием многоквартирных домов нашего города занялась управляющая компания «Универсал-Сервис ЛТД», в редакцию нашей газеты стали поступать многочисленные жалобы на ее работу. Больше всего жителей интересовало, почему они должны платить такую большую квартплату, и почему качество услуг при этом не изменилось. Эти материалы вызвали довольно активное обсуждение на нашем сайте и в социальных сетях. Чтобы не подавать информацию однобоко, мы собрали все интересующие наших читателей вопросы и собирались договориться о встрече с руководителем управляющей компании – Олегом Колпакчи. Но, к нашему удивлению, он нас опередил – сам позвонил в редакцию и предложил пообщаться. Честно говоря, удивительный контраст с тем, как обычно себя ведут руководители городских коммунальных предприятий.
Наша беседа состоялась 24 сентября. Разговаривали в неформальной обстановке, за столиком возле подъезда, где живет Олег Колпакчи. Говорили простым, понятным языкам, поэтому текст мы особенно литературно не шлифовали. Общались почти два часа, потому решили интервью для простоты восприятия разделить на несколько частей. И в первой мы расскажем, что Олег Колпакчи считает главным достижением своей компании на старте ее работы и откуда взялся такой тариф.

Здравствуйте, Олег Валентинович. Спасибо, что предложили встретиться. Мы хотим задать Вам ряд вопросов по поводу работы управляющей компании. Но, может, для начала Вы сами расскажете, что считаете своим главным достижением за первые два месяца работы?

— Здравствуйте. Главное – переход был незаметен, состояние жилищно-коммунального хозяйства не ухудшилось, насколько я понимаю. Я знаю, у людей были опасения, что будет коллапс. У меня таких опасений не было, потому что я работал и готовил этот процесс перехода. В итоге,  коллапса не произошло, работа в разных сферах жилищно-коммунального хозяйства идет не хуже, а лучше, чем было до этого. Может, где-то улучшения стали заметны быстрее, где-то – не так заметны, но они есть.

«Главное – переход был незаметен, состояние жилищно-коммунального хозяйства не ухудшилось»

– Как сами жители перестраиваются на новые реалии? Что следовало сделать горожанам, чтобы перейти к обслуживанию Вашей компанией? Нужно ли им было ходить в абонентский отдел ЖЭО, или еще куда-нибудь?

–   Если у человека не было ощущения, что он лишние деньги заплатил ЖЭО – не нужно никуда ходить. Вопросы, насколько я понимаю, были только с теми клиентами, которые заплатили в ЖЭО наперед – не только за июль 2017-го, но и дальше. Вот им мы предложили сходить в ЖЭО и взять соответствующую справку. На ее основании мы будем с ЖЭО делать какие-то взаимозачеты. Мы пока платим ЖЭО за некоторые услуги, и есть возможность компенсировать долги ЖЭО перед людьми. И справок таких принесли довольно много.

«К долгам людей перед ЖЭО мы не имеем никакого отношения, взымать их не собираемся и не будем»

А если человек должен ЖЭО? Считаете ли вы старые долги?      

Перед нами на начало работы долгов у людей нет. А к долгам людей перед ЖЭО мы не имеем никакого отношения, взымать их не собираемся и не будем.

– Ну что же, а теперь вопрос, который, пожалуй, больше всего интересует наших читателей: тариф вырос, и вырос существенно…

Давайте сразу уточним: у меня тариф не вырос.

– Но по сравнению с ЖЭО…    

Так давайте сравним тогда с киевским ЖЭО. Логика ведь какая? Люди хотят жить как в хороших городах. Хороший город – это, например, Киев или Днепр, хотя бы центральные районы, где все в порядке, где много делается ремонтов, реконструкций и т.д. Так вот, в Киеве тариф – 6, 40 грн. за квадратный метр. Сравнительно с этим у нас тариф очень низкий.

– Но ведь там и зарплаты у людей побольше?

Да, но доходы людей и затраты на содержание домов не слишком коррелируются между собой. Если здесь на содержание дома нужна определенная сумма денег, то в Киеве она не намного больше. А зарплата дворника, что в Киеве, что у нас – 4 тысячи гривен. Я специально делал срезы по этому параметру. Там больше получают высококвалифицированные специалисты – сварщики, строители, но дворники или водители мусоровозов получают приблизительно столько же, сколько и у нас. Более того, в том же Киеве еще и больше экономят за счет использования современной техники. А ведь одна уборочная машина заменяет 15-20 дворников. Соответственно, затраты у них в 2-3 раза меньше, а тариф – в 2 раза выше. Так что насчет роста тарифа вопрос очень спорный.

«Доходы людей и затраты на содержание домов не слишком коррелируются между собой»

Чтобы лучше понимать источник такого тарифа, давайте я вам напомню, как выбиралась управляющая компания. Итак, согласно Закону Украины «Об особенностях осуществления права собственности в многоквартирных домах» городской совет должен был объявить конкурс еще в 2016 году. Но задержались, потому что пытались реанимировать ЖЭО. Но, видимо, не получилось, потому что долги там 10-15 миллионов. Такие долги неподъемные при любом тарифе.

Итак, конкурс объявили. Местный совет сформулировал конкурсные требования. Грубо говоря – это направления, по которым конкурсант должен работать. И, исходя из этих требований, каждый конкурсант складывает свой тариф. Кстати, ЖЭО также складывала свою стоимость – 3,36 грн. за квадратный метр. Вот если бы ЖЭО победило с тарифом 3,36 – это был бы рост, ведь у них было дешевле. Но выиграли мы с базовой стоимостью 2,97 грн. за квадратный метр. Почему базовая? Есть чуть меньше, есть чуть больше.

«Вот если бы ЖЭО победило с тарифом 3,36 – это был бы рост, ведь у них было дешевле»

Сразу предвосхищу следующий вопрос – по поводу домов, где стоимость почти 4 гривны. Это дома с лифтами. 900 гривен в месяц стоит обслуживание одного лифта у никопольской компании, которая является монополистом. Плюс электроэнергия, которую лифт расходует –  расчетно 1 500,  по факту от 700 до 1 200 киловатт в месяц. Вот если все это сложить и перемножить, и поделить на площадь – в каждом доме получится своя стоимость лифта.

Честно говоря, мы думали, что заложили (в тариф – прим. ред.) слишком маленькую цену за обслуживание лифта. Ведь ЖЭО не вело фактический учет электроэнергии, потребляемой лифтами. Сейчас мы этот учет наладили. По расчетным показателям стоимость обслуживания лифта должна была составить где-то 1,50 грн. с квадратного метра (плюс-минус 20 копеек), а по фактическим показателям за август – около 1 грн. У нас в тарифе заложено 80-90 копеек (это зависит от площади квартир, которые расположены в доме с лифтами). В общем, как-то мы с этой ситуацией разобрались.

— Все же вернемся к предыдущему вопросу. Мы поняли, что Вы тариф не повышали. Был конкурс, и не Вы выставляли его условия…

Нет, я просто посчитал то, что предложили к обслуживанию. Вообще, я хотел 3,50 посчитать (за квадратный метр – прим. ред.). Но потом решил, что раз у ЖЭО 3,36, можно сделать чуточку ниже.

– Но люди-то стали платить больше. Допустим, человек раньше платил за квартиру 99 гривен в месяц, а стал платить 180…

Мы взрослые люди и понимаем, что за все нужно платить. Я, например, машину держу на стоянке, и плачу за это 400 гривен в месяц. А за квартиру плачу 160 по новым расценкам. Но машина на стоянке занимает сколько квадратных метров? А дом?

– Но люди все равно хотят узнать: что они получат за эти деньги?

На самом деле, за эти деньги они просто получат то обслуживание, которое должно было быть все время в домах. Минимум того обслуживания, которые эти дома должны были получать. Чудес не бывает, за все нужно платить, а содержание жилья, насколько я понимаю, во всем мире одна из наиболее дорогостоящих затрат семейного бюджета.

«На самом деле, за эти деньги они просто получат то обслуживание, которое должно было быть все время в домах«

Что еще может получиться из существующего тарифа? Например, у меня в доме был тариф ЖЭО 1 гривна 69 копеек. Сейчас – 2,88. В нашем тарифе, примерно 80 копеек – это планируемые затраты на поточные ремонты. Если вы добавите эти 80 копеек к старому тарифу, то получите уже 2,50. А ЖЭО поточные ремонты делало слабо.

Я так понимаю, что вопросы у людей не столько к обслуживанию, а к тому, что при разрушении чего-то ЖЭО не в состоянии было это отремонтировать. Люди ведь не знают технических подробностей, как обслуживается, например, канализационная, водопроводная или электрическая сеть. Вроде есть какое-то обслуживание, но что да как – никто особо и не подозревает. Поэтому все внимание люди обращают на ремонт. Например, развалилась крыша – надо отремонтировать.

А в квартплате, по сути, есть 2 основные части. Первая – это обслуживание, которое нельзя уменьшить, которое должно идти постоянно. Если аварийная служба спит – это не значит, что ей не нужно платить зарплату, содержать технику, отапливать помещение и так далее. А вторая часть – это тот самый поточный ремонт, который мог, более-менее, поддерживать дома в состоянии, пригодном для жизни. Не капитальный ремонт, а именно поточный. Замена крыши или там электропроводки – это уже капитальный ремонт. Поточный ремонт – это просто небольшие работы, которые будут делаться. Мы надеемся, что мы будем эти деньги иметь и тратить на эти поточные ремонты.

Еще не закончился сентябрь (интервью проходило 24 сентября – прим. ред.), но, на сегодняшний день, проплаты не достигают того уровня, который позволит этот поточный ремонт осуществлять. Но я не делаю из этого проблемы. В принципе, я и не ожидал, что в первый месяц работы платежи пройдут 100%, потому что очень многие люди в растерянности: куда платить, как платить, пересчитать не могут. У нас для этого работает наш абонентский центр, там дают консультации людям по их площадям, по их квартплате.

На прошлой неделе нам, наконец, удалось распечатать индивидуальные счета на каждую квартиру. Я не говорю, что они будут на 100% точные, потому что базы клиентов, которые нам ЖЭО предоставило, не точны сами по себе. Счета за эту неделю разнесут людям, и они будут точно понимать, что платить, куда платить, также эти счета включают в себя субсидии и льготы, которые люди получили за август месяц. Сразу говорю: неточности будут, люди будут возмущаться. Сейчас мы их (неточности – прим. ред.) исправляем. Базы ЖЭО не соответствуют базам Управления труда и социальной защиты, которое назначает субсидию. В ЖЭО одна площадь, в Управлении труда другая площадь. Если у кого есть сомнения, по поводу того, что мы правильно площадь выставляем – то каждый может просто снять копию документа, в котором эта площадь указана (какого хочет: техпаспорта, договора), нам предоставить, и мы на основании этого документа изменим (плату за обслуживание квартиры – прим. ред.). Для нас первоисточник — именно документы человека, а не база ЖЭО. Хотя даже в документах бывает по-разному: в одних, например, балкон входит в площадь, в других – не входит. Думаем, что за какое-то время каждый человек сверит это все, и мы будем уже точны.

На этом мы завершаем первую часть интервью с Олегом Колпакчи. Во второй части, которая выйдет на следующей неделе, мы расскажем о том, как изменились принципы обслуживания домов по сравнению со временами ЖЭО, а также когда для канализации наступает «опасный сезон».
Интервью записал Евгений Сичкаренко
comments powered by HyperComments