За закрытием школ стоит банальная жажда наживы? Что скрывают чиновники исполкома (ДОКУМЕНТЫ)

Вне всякого сомнения, самой обсуждаемой темой лета 2018-го в нашем городе стало закрытие школ в Александровке и Чертомлыке. Несмотря на протесты родителей, пристальное внимание СМИ, в том числе и всеукраинских, на сессии 22 июня мэр Александр Шаповал и большинство депутатов горсовета проголосовали за то, чтобы в этих школах прекратилась учебная деятельность (http://novemisto.info/bolshinstvo-deputatov-gorodskogo-soveta-podderzhalo-zakrytie-shkol-obnovlyaetsya/).

При принятии этого решения уже традиционно для нашего города было полностью проигнорировано мнение родителей и детей, решительно выступивших против закрытия и перепрофилирования школ. Кроме того, руководство города даже не удосужилось нормально объяснить причины такого радикального поступка. Как и в случае с последним повышением тарифа на воду, на людей просто вывалили кучу общих цифр, типа «содержание школы обходится в 3,5 млн. грн. в год» и т.д. Правда, при этом чиновники сами признавали, что большая часть этих средств выделяется из государственного бюджета, и экономить их нет никакого смысла. А местный бюджет скорее всего не только ничего не сэкономит, но еще и получит дополнительные затраты, ведь теперь детей из закрывающихся школ придется возить на автобусах, а помещения все равно будут отапливать. Причем на вопрос, сколько денег из местного бюджета нужно, чтобы школы не закрывать (его чиновникам задавали некоторые активисты и депутаты горсовета) представители власти так и не ответили.

Еще один сомнительный аргумент – это необходимость повысить зарплаты учителям, закрыв школы и сократив часть работающих там. Глупо спорить с тем, что люди, которые воспитывают будущее нации, достойны хорошей оплаты труда. Но поверить, что городская власть пойдет на такой радикальный шаг, как закрытие школ, грозящий серьезными репутационными потерями, просто ради повышения зарплаты учителей – может только тот, кто в последние годы не работал в бюджетных организациях и коммунальных предприятиях города, и не знает, как там относятся к людям.

Довольно неубедительно выглядят и заверения чиновником в том, что школы закрывают, дабы избежать нецелевого использования бюджетных средств. Мол, деньги образовательной субвенции выделяют на 259 ставок учителей, а мы их тратим на 359 ставок. Вот только любой человек, хоть немного разбирающийся в уголовном праве, понимает, что нецелевое использование средств – это если условный мэр за деньги, выделенные на зарплаты учителей, например, покупает сыну новенький белый «Мерседес». А если деньги, выделенные на зарплату учителей, тратятся на зарплату учителей – то о каком нецелевом использовании вообще может идти речь?

В общем, поскольку официальные объяснения закрытия двух городских школ выглядят, мягко говоря, неубедительными, возникает логичный вопрос: что еще могло навести Александра Шаповала с компанией на «светлую мысль» лишить детей привычного места учебы? И первое, что приходит на ум – это банальное желание немного (хотя, в данном случае, скорее много) подзаработать. Напомним, что каждая школа – это комплекс имущества стоимостью во многие миллионы гривен. Большое капитальное здание, которое постоянно ремонтируется и поддерживается в хорошем состоянии, множество мебели, компьютеры, оргтехника, масса других вещей, приобретенных за средства бюджета и родительские деньги. В общем, при желании, можно найти много полезного и недешевого.

Чтобы в процессе ликвидации или реорганизации подобных крупных юридических лиц ничего из имущества не пропало, не было присвоено нечистыми на руку чиновниками, не было банально украдено, предусмотрена целая процедура, расписанная в ряде законодательных актов. Постараемся рассмотреть основные пункты:

  1. Сначала информацию о прекращении деятельности учреждения размещается в определенных СМИ. Раньше для этого существовал отдельный бюллетень, сейчас информация просто выкладывается на сайте Министерства юстиции.
  2. Проводится инвентаризация имущества, активов и задолженностей, о чем составляется специальный акт.
  3. Составляются бухгалтерский и налоговый отчеты, также отражающие результаты инвентаризации.
  4. На основании Акта инвентаризации проводится оценка имущества.
  5. Эта оценка проверяется налоговой.
  6. Составляется ликвидационный баланс.
  7. И, наконец-то, этот баланс утверждается собственником, в нашем случае – территориальной громадой в лице Покровского городского совета.

На прошлой неделе мы уже писали, что общественная организация «Нове місто – Україна» обратилась к мэру Шаповалу с просьбой предоставить вышеперечисленные документы по всем четырем учебным заведениям, которые закрываются либо реорганизовываются (http://novemisto.info/zakrytie-shkol-obojjdetsya-li-bez-makhinacijj-dokumenty/). Напомним, что все имущество школ принадлежит не чиновникам, а территориальной громаде. Соответственно, общественность имеет полное право знать, куда это имущество передается после закрытия школ, что с ним вообще происходит.

Казалось бы, в исполкоме не должны были испытать никаких сложностей с ответом на эти запросы – ведь все эти акты, отчеты и балансы в любом случае нужно подготовить, этого требует закон. Тем более, что с момента принятия решения о закрытии школ прошел уже почти месяц, от родителей требуют поскорее забирать документы и переводить детей в другие школы, и вообще, складывается впечатление, что со дня на день на двери школ повесят тяжелый навесной замок и табличку «Посторонним вход воспрещен». То есть, процесс прекращения деятельности идет полным ходом.

Аналогичные ответы были получены и по остальным учебным заваедниям

И вот 18 июля общественные активисты получили ответы. К их огромному удивлению оказалось, что никаких документов еще нет, все, что успели сделать чиновники – это разместить сообщение о том, что школы ликвидируются. И все: ни акта ревизии, ни оценки имущества, ничего. Ну ладно, нет еще решения горсовета – очередная сессия пройдет только на следующей неделе. Но хоть что-то же должно быть? Складывается впечатление, что чиновники или сознательно затягивают процессы инвентаризации, надеясь «поймать рыбку в мутной водичке», или просто скрывают от общественности реальное положение дел.

И все бы ничего, подумаешь, подождем немного. Вот только очевидцы утверждают, что имущество из той же школы на Чертомлыке начали вывозить в неизвестном направлении буквально на следующую неделю после принятия решения о ее ликвидации, не дожидаясь никакого окончания инвентаризации.

Вызывает опасения и судьба самих зданий учебных заведений. Перед глазами горожан есть живые примеры полуразрушенной седьмой школы, садика возле ремзавода, и других заброшенных строений по всему городу. Впрочем, это не единственный вариант. На том же Чертомлыке ходят упорные слухи, что в их школе планируют открыть то ли гостиницу для дальнобойщиков с парковкой, то ли бордель, то ли все вместе…

С одной стороны, подобные предположения выглядят несколько преувеличенными, ведь школы, даже неработающие, относятся к объектам социальной инфраструктуры, и сменить целевое назначение земли под этими зданиями, продать или сдать их в аренду – довольно проблематично. С другой стороны, подобные случаи в нашем городе уже случались. Достаточно только вспомнить бывшего главного архитектора города Зарину Ломову, которая устроила гараж прямо на территории седьмой школы (об этом мы подробно писали в материале по ссылке: http://novemisto.info/krugovaya-poruka-na-primere-vlastej-pokrova/). А между гаражом и парковкой для фур разница, по сути, только в масштабе, схема-то уже отработана…

В любом случае, ситуация выглядит крайне подозрительно. Официальные объяснения закрытия школ звучат неубедительно, а процесс ликвидации, похоже, проходит с явными нарушениями и в закрытом режиме, создавая возможности для масштабных злоупотреблений. Поэтому группа общественных активистов подала в полицию заявление об уголовном правонарушении. Они считают, что Александр Шаповал вместе с сообщниками затеял всю эту ликвидацию и реорганизацию, чтобы присвоить имущество территориальной общины, продать здания связанным с ним людям и попросту незаконно обогатиться. Активисты требуют от полиции начать досудебное расследование по статьям 28 «Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступной организацией» и частью 5 статьи 191 «Присвоение, растрата имущества или овладение им путем злоупотребления служебным положением» Уголовного кодекса Украины. За такие преступления предполагается наказание в виде лишения свободы на срок до 12 лет, конфискации имущества и запрета занимать определенные должности на срок до 3 лет.

Основные положения заявления о преступлении

Теперь дело за полицией. Ранее покровские правоохранители частенько отказывались расследовать подобные резонансные дела, в которых фигурирует руководство города. Но может быть в этот раз, учитывая широкий общественной резонанс ситуации с закрытием школ, они все же будут действовать по закону? В любом случае, мы вам обязательно расскажем о дальнейшем развитии ситуации.

Максим Зеленин